ДОГОВОРНАЯ ТЕОРИЯ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ГОСУДАРСТВА В КОНТЕКСТЕ ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОЙ НАУКИ

Русский
Год: 
2016
Номер журнала: 
1
Автор: 
Иванский Валерий Прокопьевич
Кандидат юридических наук, доцент-исследователь Российского университета дружбы народов (Москва)

Аннотация:

Понятие государства рассматривается в двух ракурсах: сквозь призму позитивистской методологии и когнитивно-квантовой интерпретации. В первой части статьи дается обзор определений государства и критериев его классификации в рамках модерна, среди которых наиболее перспективным в научном плане, по мнению автора, выступает дефиниция государства как союза людей (договорная теория).

Во второй части статьи описывается информационно-квантовая природа государства в русле постнеклассического типа научной рациональности. Одним из направлений постнеклассической науки, под срезом которой исследуется государство, выступает информационно-квантовая концепция. Вторая часть статьи условно разбивается на два смысловых блока. В первом рассматривается информационная структура индивида, сформированная вследствие разрушения суперпозиции квантовой квазисистемы высшего «Я» человека, в результате которого локализуются два ее состояния: правовой «я»-протопаттерн и юридический «я»-паттерн. Между тем, по мнению автора, возникновение протопаттерна у индивидуумов может говорить о появлении этноса, а паттерна – народа.

Второй смысловой блок посвящен описанию трех проявленных состояний квантовой квазисистемы «общество»: этноса, народа и нации. Только две квантовых системы – народ и нация – выступают в качестве государствообразующей основы. Наряду с этим можно говорить о качественно новой тенденции формирования государства: если инволюционный способ построения государства базировался на конституировании народом политико-правового эгрегора, то эволюционный путь фундирован на обратном процессе – эгрегор формирует народ.

По мере выполнения народом своей миссии – политико-правовой идеи эгрегора – зарождается новый тип государствообразующего народа – нация. Некогда сформированный народом эгрегор однажды становится самостоятельным энергоинформационным образованием, конструирующим свое пространство правопорядка, именуемого государством-нацией. С точки зрения автора, государство начинает действовать не в соответствии с устремлениями народа как источника публичной власти, а сообразно автономному эгрегору, содержание которого зависит от того, какая идеология в нем заложена.

По мнению автора, базисом государствогенеза является homo sapiens, у которых созрела внутренняя потребность в объединении с себе подобными в целях выполнения долгосрочных задач и которые идентифицируют себя не только в качестве сообщества, основанного на единой культуре, обычаях, религии и языке – этноса, но и в качестве носителя особой исторической миссии – народа. По этой причине Аристотель называл человека с такими стремлениями политическим существом. Процесс политогенеза описывается через становление внутренней конституции субъекта, основанной на формировании юридического паттерна и правового протопаттерна, но в русле информационно-квантовой интерпретации тех политико-правовых учений философов, которые рассматривали человека как исходную составляющую в зарождении и развитии государства.

Исследовав зарождение и становление информационной составляющей народа – юридического паттерна субъекта в историческом контексте, автор изучает народ в качестве первой стадии образования фундамента государства. Как раз в рамках субстанционального подхода автор пытается рассмотреть информационно-квантовую парадигму государства, в котором субстратом выступает народ как носитель коллективного правосознания и правового порядка. Завершающей стадией формирования народа в качестве государства является образование политико-правового эгрегора. Следовательно, конституирование указанных самоорганизующихся информационных структур у homo sapiens этноса и создание политико-правового эгрегора у народа свидетельствуют о становлении государства.

В третьей части статьи философские трактаты представителей разных эпох – от античности до Нового времени – рассматриваются под углом информационно-квантовой (теории старших софистов Гиппия, Антифонта, Г. Гроция, Эпикура, Б. Спинозы, А. Н. Радищева) и материалистической (теории Т. Гоббса, Дж. Локка, Ж.-Ж. Руссо) интерпретации онтологической природы концепта общественного договора.

Ключевые слова: 
государство, общество, этнос, народ, правопорядок, информация, правосознание, паттерн, протопаттерн, эгрегор, квазисистема «Я», квантовая система, договор

 

 

Абрис научно-правовой проблемы исследования

Понятие государства интерпретируется в политической, экономической, социологической, исторической, юридической и других науках. При этом каждая научная дисциплина имеет свой предмет изучения, методологию исследования, научно-понятийный аппарат, позволяющие описывать различные аспекты содержания государства. Вместе с тем в отечественном правоведении единственно возможной теорией до сих пор является политико-правовая (юридическая) интерпретация государства. В результате юридическое представление о государственно-организованном социуме сводится к характеристике одного его качества – государственной власти, что не позволяет сформировать целостный (холистический) взгляд на это многогранное явление.

Описание свойств государства и критериев его классификации в эпоху модерна

Понятие государства на разных исторических этапах развития трактовалось неодинаково. Аристотель считал, что государство − это сосредоточение всех умственных и нравственных интересов граждан. А для Цицерона государство было союзом людей, объединенных общими началами права и общей пользой[1].

Заслуживает внимания то, как определяли понятие государства русские юристы. Н. М. Коркунов, например, говорил о государстве как об «общественном союзе, представляющем собою самостоятельное, признанное принудительное властвование над свободными людьми»[2]. Как соединение людей под одной властью и в пределах одной территории трактовал государство Г. Ф. Шершеневич[3]. Для Л. Гумпловича государство − «естественно возникшая организация властвования, предназначенная для охраны определенного правопорядка»[4].

Итак, подавляющее большинство мыслителей прошлого рассматривали государство в основном с социологической точки зрения, но несмотря на это, предпринимались попытки дать ему юридическое определение. Например, Г. Еллинек считал государством особое общественное образование и особое правовое явление. По его словам, это целевое единство индивидов, наделенное качествами юридического субъекта, обладающее волей и являющееся носителем прав[5].

Гегелевское понимание государства базируется на его общей философской системе, трактующей государство как порождение особых духовных начал человеческого бытия: «Государство есть действительность нравственной идеи – нравственный дух как очевидная, самой себе ясная, субстанциональная воля, которая мыслит и знает себя и выполняет то, что она знает и поскольку она знает»[6].

Более того, понятие государства конструируется в рамках методологических подходов, в основе которых лежит определенный тип мировоззрения ученого. Общепринятыми в научном плане методологическими подходами к понятию государства являются материалистический и идеалистический, а также диалектический и метафизический. Между тем нами выделяется информационно-квантовый подход, отражающий эссенциальный и экзистенциальный аспекты понимания государства. Эссенциальный аспект выражает статическую сторону бытия государства, а экзистенциальный показывает динамические свойства политогенеза. Поэтому методологический подход, а значит, и мировоззрение исследователя определяют тот или иной источник развития государства и соответствующее ему понятие.

Заслуживает особого интереса характеристика научных подходов к познанию государства в зависимости от основной цели исследования. Согласно данному критерию наибольшее распространение получили генетический (познание причин возникновения и развития государства, которое представлено договорной, классовой, теорией насилия, диалектико-материалистической и другими теориями возникновения государства), функциональный (изучение основных направлений деятельности государства), институциональный (выяснение внутреннего строения государства) и субстанциональный (исследование социальной основы государства, его субстрата с целью выявления его сущности) подходы[7]. Между тем они, отражая разные стороны понимания государства, изучают его как властную организацию.

Весьма привлекательной в русле информационно-квантового дискурса является теория, согласно которой государство отождествляется с союзом людей – народом, проживающим на определенной территории. И. А. Ильин называл государством «союз людей, организованный на началах права, объединенный господством над единой территорией и подчинением единой власти»[8]. Л. А. Тихомиров рассматривал государство уже в качестве «союза членов социальных групп, основанного на общечеловеческом принципе справедливости, под соответствующей ему верховной властью»[9]. Е. Н. Трубецкой видел в государстве «союз людей, властвующих самостоятельно и исключительно в пределах определенной территории»[10]. Цицерон именовал государство «союзом людей, объединенных общими начала права и общей пользой»[11].

Вместе с тем большинство ученых описывают признаки государства в рамках позитивистской парадигмы. Среди этих признаков – единое территориальное и экономическое пространство[12]; наличие особого слоя людей – представителей аппарата управления, выполняющих общесоциальные функции; наличие государственного принуждения; осуществление публичной власти; единая система налогов и финансов; единый язык для общения на территории того или иного государства; единая оборона и внешняя политика, транспортная, информационная, энергетическая системы; наличие определенных единых прав и обязанностей личности, охраняемых государством и др.[13] Между тем общими признаками государства являются территория, народ и власть. Иными словами, государство – это пространство (территория), на котором проживает народ (нация) и действует публичная политическая власть. При этом под народом понимается общность людей, самоопределившихся до государственной организации, что, на наш взгляд, некорректно с точки зрения информационно-квантового подхода. Народ, как мы покажем ниже, выступает одной из стадий становления государственной организации – государства.

Следовательно, во-первых, многообразие взглядов на государство обусловлено прежде всего тем, что оно представляет собой чрезвычайно сложное, многогранное и исторически меняющееся явление. Научность этих взглядов определяется степенью зрелости человеческой мысли в тот или иной период развития общества, объективностью методологических подходов к изучению государства[14]. Во-вторых, раскрыть природу государства в рамках информационно-квантовой парадигмы возможно только через категорию «народ».

В связи с тем что государство является объектом изучения разнообразных научных дисциплин, остановимся на характеристике критериев классификации государств в рамках юридического направления. В учебниках по теории государства и права по-разному определяются основания происхождения государства, его сущность и соответствующие им научные подходы. Выделяют следующие критерии классификации государств:

1) сущность государства. В соответствии с этим критерием государство может быть:

классовым, существующим во имя интересов экономически господствующего класса;

общесоциальным, предназначенным для исполнения интересов всех слоев общества в опоре на методы компромисса;

национальным, основное назначение которого – реализация интересов титульной нации данного государства;

религиозным, представляющим интересы определенной религиозной конфессии;

расовым, существующим для исполнения интересов представителей какой-либо расы;

2) отношение государства к религиозному культу, закрепленное в нормативном правовом акте, обладающем высшей юридической силой. На основании него государства подразделяются на светские, теократические, клерикальные, атеистические;

3) форма правления государства. Согласно этому критерию выделяются монархические и республиканские государства;

4) политический режим государства. В соответствии с ним государства могут быть авторитарными, демократическими и тоталитарными;

5) форма государственно-территориального устройства, в зависимости от которой государства подразделяются на федеративные и унитарные;

6) социально-экономические или духовные факторы. Исходя из них обозначают два подхода к типологии государств: формационный и цивилизационный. В рамках формационного подхода выделяют рабовладельческие, феодальные, буржуазные, социалистические государтсва[15]. Цивилизационный подход предполагает типологию государств, основанную на их «цивилизационных» признаках: культуре, религии, этнических и национальных особенностях. В рамках цивилизационного подхода (представители: А. Тойнби, П. Сорокин, О. Шпенглер и М. Вебер) различают следующие типы государств или цивилизаций: западная, египетская, исламская, китайская, православная и др.;

7) источники государствогенеза. Источниками формирования государства в контексте информационно-квантовой концепции выступают правовой эгрегор и юридический паттерн (протопаттерн). На основании отмеченных факторов государства подразделяются на два вида: государство-народ и государство-нацию.

Как раз последний критерий будет лежать в основе исследования понятия государства.

Понятие государства в постнеклассической науке и информационно-квантовая концепция государства

Несмотря на разнообразную палитру теорий возникновения государства в рамках классической и постклассической науки, все они разрабатывались на базе позитивистской методологии. Попытаемся описать причины возникновения государства и тем самым раскрыть его понятийную природу в русле постнеклассического типа научной рациональности. Основу последнего составляют такие черты, как: 1) обращение в первую очередь к идеалистическому направлению в исследовании народа как государства, т. е. приоритет правосознания над правовым бытием; 2) сосредоточение основного фокуса познания на постижении государствообразующего народа как целостного явления; 3) осуществление поиска процессуальных факторов, влияющих на происхождение и становление государства; 4) изучение государства на основе знаний, полученных из различных отраслей науки (междисциплинарный характер); 5) расширение эпистемологического горизонта познания новых качеств государства через его квантовые состояния; 6) осмысление государствообразующего народа в качестве диалога (коммуникации) индивидуумов, проживающих на определенной территории; 7) исследование нелинейных связей между взаимодействующими субъектами как характеристик бессознательной сферы государствообразующего народа; 8) рассмотрение развития государства в контексте ценностных ориентаций коллективного правосознания; другими словами, ориентация публично-правового механизма на обеспечение совершенствования «духа» государства; 9) применение «нетрадиционного» методологического инструментария для постижения бытия государства с использованием соответствующего этим исследовательским техникам понятийного аппарата.

Ранее нами уже была затронута одна из научных теорий, согласно которой государство отождествляется с союзом людей – народом, проживающим на определенной территории. Однако такая теория может быть многообещающим научным направлением в познании государства при условии его исследования в контексте информационно-квантового дискурса. Базовой категорией информационно-квантового подхода является паттерн. Концепция паттерна подробно описана Эдвардом де Боно[16], который предложил новый подход к работе восприятия, основанный на модели самоорганизующейся информационной структуры. Понятие паттерна у Э. де Боно напрямую связано с тем, как устроена память. С его точки зрения, память индивида запечатлевает и накапливает следы воспринимаемой информации, позволяя им самоорганизовываться в виде особых форм – паттернов. При этом важным свойством (кодом) паттерна является его способность активизироваться целиком при активизации любой своей части. Одним словом, любая часть паттерна – это код, немедленно запускающий весь паттерн. Более того, существуют другие уровни конституирования внутренней структуры homo juridicus, а именно правовые «я»-протопаттерн и «Я»-квазипаттерн. Между тем правовой «Я»-квазипаттерн (общество) выступает суперпозицией квантовых состояний систем правовых «я»-протопаттернов индивидуумов, аккумулятивно выражающей этнос, и юридических «я»-паттернов субъектов, суммарно отражающей народ.

Другим важным компонентом информационно-квантового дискурса является рассмотрение терминов «этнос», «народ» и «нация» в качестве квантовых систем, выступающих следствием разрушения суперпозиции состояний квазисистемы «общество» («социум»). Кроме того, преобразование системы «этнос» в систему «народ» и системы «народ» в систему «нация» сопровождается изменением состояний правосознания индивидуумов, составляющих соответствующие сообщества. При этом локализация очередной квантовой системы предполагает, по нашему мнению, заключение нового общественного договора, «сторонами» которого являются квазисистема «общество» («Я») и проявленные в результате декогеренции высшего «Я» самоорганизующиеся информационные образования – правовой паттерн (протопаттерн). В связи с тем что системы «этнос», «народ» («нация») состоят из коммуникатирующих компонентов – людей, важно познать фундамент, на котором строится государство, – человека, но под срезом параметров постнеклассической парадигмы.

Как мы увидим ниже, несмотря на то что философы неодинаково подходили к значению тех или иных элементов для создания системы «государство», основополагающим компонентом всегда был человек, точнее, квантовые состояния его правосознания (правовое «я»). С точки зрения мыслителей различных исторических эпох, рождение государства представляет собой постоянно возобновляющийся процесс перехода homo sapiens из естественного состояния в политико-правовое – homo juridicus. Однако важно, что данный переход осуществляется не всеми людьми (социумом) одновременно, а каждым индивидом путем заключения общественного договора[17]. Между тем понимание сути такого перехода достигается, во-первых, с помощью «нетрадиционного» методологического инструментария, позволяющего сделать исследовательский срез «тонкой» правовой материи, в качестве которой выступает «я» субъекта; во-вторых, посредством познания свойств информационных структур внутренней конституции человека, представляющих собой правовые «Я»-квазипаттерн, «я»-протопаттерн и юридический «я»-паттерн. Используя как раз эти опорные единицы, мы сможем изучить в рамках философских трактатов мыслителей и информационно-квантового подхода эволюционную цепочку «человек – этнос – народ – нация» как основу генезиса и становления государства. Другими словами, государство представляет собой определенное состояние правосознания homo juridicus, фиксируемое посредством общественного договора. Однако процесс возникновения государства отражает не любое состояние правосознания субъектов социума, а только такое, при котором почти полностью утрачивается духовная связь с высшими планами тонкоматериального мира – квазипаттерном «Я» и протопаттерном «я» (коллективный разум, коллективная память) как высшими формами жизни людей. Именно состояние правосознания народа (нации), базирующееся на юридическом «я»-паттерне, а также конституирование правового эгрегора являются фундаментом образования государства.

Более того, народ, концептуализируемый в качестве государства, рассматривается нами как нормативная сеть-структура, в которой каждый человек (группа людей) выполняет свою функцию. Иными словами, между субъектами (акторами) этой сети существуют взаимоконституирующие отношения в различных сферах: административно-политической, социально-культурной и хозяйственной (экономической). Похожую теорию выдвинул К. Уайт, используя акторно-сетевую теорию, в которой государство выступает в качестве материально-семиотической сети, позволяющей индивидам реализовывать свои цели. Однако, по мнению К. Уайта, население и государство не совпадают в одном лице, а соединяются, образуя сложную актор-сеть, в которой индивиды выполняют функцию акторов, а государство – роль структуры[18]. В результате актор согласно Дж. М. Гобсону превращается в агента структуры, лишаясь своей самостоятельности[19]. Для преодоления структурализма необходима такая теория государства, в которой оно рассматривалось бы как общность людей, проживающих на определенной территории, имеющих общий язык, единую культуру, единство происхождения и формирующих свою миссию (предназначение), – народ – и как эмерджентная система, нацеленная на поддержание правового гомеостазиса. При этом основными элементами этой системы выступают подсистемы «человек», определяющие ее новое качество.

Концепцией, которая в наибольшей степени отражала бы свойства постнеклассического видения государства, является договорная теория, получившая широкое распространение в XVII – XVIII вв. В европейской философии идея договорного установления государства была высказана еще древнегреческими софистами (Гиппий, Антифонт и др.), позже она встречалась у Эпикура и Лукреция. Из средневековых христианских философов идею общественного договора применительно к светскому государству разрабатывал Ф. Аквинский, подчеркивая временную и условную природу этого института в противоположность вечному граду Божию – церкви. Однако полное развитие концепция общественного договора получила у мыслителей конца Средних веков и Нового времени: Г. Гроция и Б. Спинозы (Голландия), Дж. Локка и Т. Гоббса (Англия), Ж.-Ж. Руссо (Франция), С. Фон Пуфендорфа (Германия) и А. Н. Радищева (Россия). Создателями современных концепций общественного договора являются известные американские философы-контракционисты Дж. Ролз и Р. Дворкин, а также Дж. Бьюкенен[20].

Нами будут рассмотрены договорные теории происхождения государства под срезом двух методологических инструментариев – материалистического и информационно-квантового, с помощью которых мы хотим показать предпосылки государствогенеза (политогенеза) на разных ипостасях правовой материи – невидимой и видимой. Как раз благодаря указанным подходам можно увидеть причинно-следственную связь между этими способами познания, позволяющими как можно шире охватить факторы, которые повлияли на становление государства. Несмотря на то что в трудах каждого мыслителя раскрываются разнообразные основания заключения договора, только в трактатах Т. Гоббса, Ж.-Ж. Руссо и Дж. Локка эти концепции получили полное свое развитие.

Договорную теорию, как и теорию естественного права, следует рассматривать не как нечто органически целое и неделимое, а как совокупность в основе своей сходных, но вместе с тем отличающихся концепций[21]. При этом с точки зрения информационно-квантовой правовой концепции договорные теории закрепляют определенное состояние развития правосознания общества. На наш взгляд, за весь период жизнедеятельности человечеством, независимо от научно-технического прогресса, были заключены договоры четырех видов, ставшие локализацией четырех квантовых состояний – качеств правосознания, которые отражены в трактатах мыслителей.

Таким образом, философские работы представителей разных эпох – от античности до Нового времени – мы рассмотрим под углом информационно-квантовой (теории старших софистов Гиппия, Антифонта; Г. Гроция, Эпикура, Б. Спинозы, А. Н. Радищева) и материалистической (теории Т. Гоббса, Дж. Локка, Ж.-Ж. Руссо) интерпретации онтологической природы концепта общественного договора в исторической хронологии.

Интерпретация договорной теории возникновения государства через призму материалистического и информационно-квантового подходов

Достаточно долго исследователи полагали, что договорные теории возникновения государства и права появились в Новое время. Однако уже в XIX в. некоторые ученые обратили внимание на первых философов – создателей политических теорий, живших в V в. до н. э., а именно старших софистов[22]. В дальнейшем выяснилось, что многие положения, считавшиеся достоянием гораздо более позднего времени, выдвинули именно старшие софисты[23]. Это относится и к договорной теории возникновения государства. Вместе с тем теории общественного договора были детально проработаны и окончательно оформлены в Новое время в работах Т. Гоббса[24], Дж. Локка[25], Б. Спинозы[26], Д. Юма[27], Ш.-Л. Монтескье[28], Ж.-Ж. Руссо[29] и др.

Суть договорной теории в рамках материалистической традиции состоит в том, что государство есть результат общественного договора о правилах совместного проживания. Общественный договор – это теория, объясняющая происхождение не только государства, но и гражданского общества, права как результата соглашения между людьми. Иными словами, общественный договор означает соглашение на основе набора согласованных правил, в соответствии с которыми частные лица добровольно отказались от некоторых своих естественных прав (личного суверенитета) в пользу государственной власти (правительства). Заключение общественного договора в рассматриваемой теории представляет собой некий разовый, субъективный акт, в результате которого появляется государство, а не эволюционный, постепенно складывающийся и не зависящий от воли отдельного человека процесс.

С точки зрения основ информационно-квантовой теории государство еще задолго до своего проявления как союза людей существовало в потенциальном состоянии высшего «Я». Иными словами, квантовые состояния правосознаний homo sapiens этноса, народа и нации изначально пребывали в нелокальной и непроявленной суперпозиции квазисистемы «общество». В результате декогеренции разрушается суперпозиция квантовых состояний и проявляется одно из потенциальных состояний квазисистемы высшего «Я» – либо этноса, либо народа или нации (социоисторические организмы). Между тем социоисторические организмы являются основными объектами исторического анализа. Несмотря на различные точки зрения ученых на время происхождения и развития общностей, их понятие, исследование проблем этногенеза и этнической истории подтверждает следующую последовательность возникновения общности людей: этнос – народ – нация[30]. Каждая локализация квантовых состояний квазисистемы «общество», на наш взгляд, предполагает своего рода процесс заключения общественного договора, представляющий собой фиксацию определенного уровня правосознаний индивидуумов социоисторического организма. Однако необходимыми условиями заключения такого договора выступают, во-первых, конституирование правового «я»-протопаттерна в результате инволюции квазипаттерна «Я»; во-вторых, конструирование юридического «я»-паттерна; в-третьих, формирование правового эгрегора; в-четвертых, высокая степень взаимосвязи между указанными саморазвивающимися информационными образованиями[31]. Первыми мыслителями, которые еще в V–IV вв. до н. э. пытались отыскать правовое «Я»-бытие в природе человека и общества, были софисты Протагор, Горгий, Гиппий, Антифонт и др. Вместе с тем истоки договорных теорий возникновения государства заложили, повторим, старшие софисты (Гиппий, Антифонт и др.).

По мнению софиста из Элиды Гиппия, существуют писаные и неписаные законы. Как раз писаные законы были созданы в форме общественного договора, полезность которого заключалась лишь в гарантии защиты естественных прав человека. Более того, Гиппий сформулировал содержание естественных прав, называя людей «родственниками, свойственниками и согражданами по природе»[32]. С позиции информационно-квантовой теории права Гиппием были отражены три естественные плана человека: квазипаттерн «Я», протопаттерн «я» и паттерн «я». Если на уровне чистого «Я»-бытия природа человека едина, иначе говоря, мы все родственники, то на уровне «я»-действительности (протопаттерна) и «я»-реальности (паттерна) соответственно мы являемся свойственниками и согражданами. Другими словами, чистое «Я»-бытие представляет собой суперпозицию квантовых состояний правосознаний индивидуумов общества, локализующихся в результате декогеренции высшего «Я» на уровне «я»-протопаттерна («свойственники») и «я»-паттерна («сограждане»). Вступая в новое, более низкое по частоте вибраций квантовое состояние правосознания, homo juridicus был вынужден заключать общественный договор в качестве искусственного средства восполнения естественного состояния. Фактически это была «плата» своей энергией жизни за предоставленную государством гарантию защиты от деструктивного состояния, вызванного страхом. Однако передавая свою жизненную энергию (естественные права) искусственному образованию – государству, индивидуумы общества постепенно закладывали фундамент для формирования правового эгрегора[33].

Вопрос о личной безопасности людей в пределах одного из локализованных квантовых состояний высшего «Я»-этноса, народа (нации) затрагивал софист Антифонт. Он пришел к выводу о том, что в результате соглашения, выступающего отражением достижения людьми единых вибрационных частот правосознания, homo sapiens продолжают жить в страхе. Антифонт поднимал проблему духовного контакта с высшими планами – «Я»-бытием и «я»-действительностью – для расширения границ правосознания индивидуумов социоисторического организма, что позволяло нейтрализовать их страх и таким образом обеспечить их «защиту». По его мнению, договорные отношения человека с обществом, основу которых составляет объективация фиксированного уровня правосознания индивидуумов социума, также включают в себя механизм регулирования циркуляции энергии на уровне юридического «я»-паттерна – закона. Между тем софист считал, что законы не только направляют в определенное русло эго-энергии homo sapiens, но и являются оковами для связи с правовым «я»-протопаттерном. Выход из этой ситуации Антифонт видел в создании условий для единомыслия всех граждан полиса, что с точки зрения информационно-квантовой концепции невозможно, так как конституирование юридического «я»-паттерна индивида определяется не только его сознательным аспектом, но и бессознательной областью. Следовательно, в рассуждениях Антифонта проявляется дуализм: с одной стороны, закон ограничивает свободу мысли рамками информационно-энергетическое русла, по которому циркулирует его правовая энергия, а с другой – нужен некий механизм, который позволил бы связать это русло «я»-паттерна с другим саморазвивающимся информационным образованием – «я»-протопаттерном.

Заслуживает внимание договорно-правовая концепция Эпикура (341–270 до н. э.), заложившая фундамент построения государства. Согласно его воззрениям, образование государства достигается на основе взаимодействия нелинейных саморазвивающихся систем «я» индивидуумов по поводу общей пользы и взаимной безопасности. Коммуникация систем «я» способствует отложению в их памяти опыта правовой жизни людей в форме юридических паттернов. Механизм конституирования юридических архетипов Эпикур называл договором (соглашением), под которым подразумевается формирование общего правового образа «я» индивидуумов социума (коллективного «я») на основе «осознавания совпадения и согласования человеческих устремлений»[34]. Собственно создание единых юридических установлений (архетипов) в обществе – коллективного «я» – происходит на базе достижения системами «я» индивидуумов резонанса. Резонанс представляет собой состояние, при котором частота колебаний коллективного «я» равняется частоте собственных колебаний систем «я» индивидуумов. Таким образом, фундамент договора в учении Эпикура составляют человеческие архетипы, образованные только на основе самоопределения индивида – свободы воли.

Одним из разработчиков договорной теории возникновения государства стал выдающийся голландский юрист, политический мыслитель, основатель рационалистической доктрины естественного права Гуго Гроций (1583–1645). Прежде чем приступить к рассмотрению информационно-квантовой концепции государства в рамках договорной теории его происхождения, необходимо дать общую характеристику базовым понятиям этой концепции – правовым саморазвивающимся информационным образованиям (паттерну, протопаттерну и квазипаттерну) и квантовому аспекту их конституирования. При этом все виды общественных договоров как неотъемлемых атрибутов становления государства нужно исследовать через призму квантовых состояний правосознания homo juridicus. Из этого вытекает, что все формы общественных соглашений по образованию государства отражают различные ипостаси права.

Согласно подходу Г. Гроция право, независимо от изменчивой воли людей, должно также включать вечные и неизменные ипостаси, которые в русле информационно-квантового концепции объединяет в себе понятие «правовой „я“-протопаттерн». Другими словами, право, конституируемое на базе протопаттерна «я», всегда тождественно самому себе. Все то, что возникает из человеческого жизненного опыта – юридического «я»-паттерна, часто изменяется во времени и различно по территории[35]. По мнению Г. Гроция, концепт, формируемый на базе протопаттерна, называется естественным правом, а концепт, создаваемый на основе паттерна посредством воли человека, – позитивным правом (волеустановленным). Между тем источником естественного права является разумная природа человека, порождаемая правовым «Я»-квазипаттерном («матерью» естественного права). Поэтому «право естественное есть предписание здравого разума (правового «я»-протопаттерна. Примеч. и курсив наш. – В. И.), коим то или иное действие, в зависимости от его соответствия самой разумной природе, признается либо морально позорным, либо морально необходимым; а следовательно, такое действие или воспрещено, или же предписано самим Богом, создателем природы (правового «я»-протопаттерна. Примеч. и курсив наш. – В. И.[36]. Человек поступает в соответствии с естественным правом только в том случае, если существует беспрерывный контакт его ипостасей: «Я»-квазипаттерна, «я»-протопаттерна и «я»-паттерна. Более того, нормы естественного права порождаются не обществом, а индивидуумами, реализующими стремление жить по праву, при котором правовой и нравственный образы жизни совпадают[37].

Как уже было отмечено, Г. Гроций – сторонник договорной теории происхождения государства, предполагающей существование имманентной бесперебойной связи между «Я»-квазипаттерном и «я»-протопаттерном индивидуумов общества, которую ученый называл догосударственным естественным состоянием. Однако зарождение и развитие «я»-паттерна homo sapiens, его эго привело к появлению собственности, которая вызвала острую потребность в организующей и упорядочивающей силе – государстве, «причем люди объединились в государство не по божественному велению, но добровольно, убедившись на опыте в бессилии отдельных рассеянных семейств против насилия, откуда ведет свое происхождение гражданская власть»[38]. Исходя из этого, Г. Гроций полагал, что государство есть «совершенный союз свободных людей, заключенный ради соблюдения права и общей пользы»[39].

Вместе с тем государство, независимо от конкретных исторических примеров и форм правления, выступает результатом декогеренции квантового состояния квазипаттерна «Я» − народа, основу которого составляет коллективный «я»-паттерн. Народ, по мнению Г. Гроция, представляет собой некое целое, имеющее «единое бытие» или «единый дух»[40]. Несомненно, что существование народа и существование государства взаимообусловлены: народ, как и этнос, выступает одним из этапов государствогенеза. Окончательное становление государства происходит в момент конституирования правового эгрегора (мифа и идеологии), понятие которого будет в дальнейшем раскрыто. Как раз коллективный «я»-паттерн и правовой эгрегор являются базисом для организации народа (нации) в качестве государства. Вследствие этого государство в информационно-квантовом русле может быть представлено следующими элементами:

народом как результатом декогеренции суперпозиции квантовых состояний квазисистемы «общество», фиксируемым общественным договором;

правовым эгрегором – устремленностью людей к реализации правил должного, таким образом создающих единый правопорядок;

территорией, на которую этот правопорядок распространяется;

коллективным «я», основу которого составляет юридический паттерн «я» индивидуумов, аккумулирующий единую волю общества (верховную власть) и выражающий определенный уровень его правосознания;

правом, которое следует выводить из общей воли народа, определяемой взаимосвязью квазипаттерна, протопаттерна и паттерна. При этом нужно иметь в виду, что источником самого права является «Я»-квазипаттерн.

Кроме того, теория общественного договора включает в себя исследование естественного состояния, т. е. условий существования человека, при которых его действия связаны только с его личной властью, ограниченной совестью. В соответствии с этой теорией различные мыслители в русле материалистического подхода по-разному пытаются объяснить, почему homo sapiens добровольно отказался от свободы, которую он имел в естественном состоянии, чтобы получить преимущества политического порядка (политические права).

Английский философ Томас Гоббс (1588–1679) считал, что изначальной сутью межлюдских отношений был человеческий эгоизм, заключающийся в стремлении к почестям и богатству. Чтобы избежать постоянной борьбы и угрозы для жизни, люди решили заключить общественный договор, в результате чего и появилось искусственное образование – гражданское общество, состоящее из народа и толпы. Г. Гоббс, различая понятия народа и толпы, отождествлял народ и государство: «Народ есть нечто единое, обладающее единой волей и способное на единое действие»[41]. Более того, в книге «Левиафан или материя, форма и власть государства церковного и гражданского» Т. Гоббс трактовал государство в качестве «смертного бога Левиафана»[42], тем самым выделяя два состояния общества – естественное (догосударственное) и гражданское (искусственное). Естественное состояние – это состояние абсолютной, ничем не ограниченной свободы людей, равных в своих правах и способностях. Гражданское общество предполагает отказ человека от части своей свободы в пользу защищенности, которую обеспечивает государство при помощи таких учреждений, как суд, армия, полиция, правительство[43]. Таким образом, Т. Гоббс рассматривал общество в двух измерениях: с одной стороны, как живой организм – догосударственное состояние людей, а с другой – как выступающую в качестве государства (народа) – «смертного бога Левиафана» – искусственную субстанцию.

Между тем, по мнению философа, люди равны и в желании господствовать, обладать одними и теми же правами. Поэтому естественное состояние, по Т. Гоббсу, есть в полном смысле «состояние войны всех против всех»[44], право каждого делать все для самосохранения, вплоть до убийства другого человека. В этой ситуации, чтобы не уничтожить друг друга, люди вынуждены взаимно идти на ограничение своей свободы, т. е. своих естественных прав, заключая соглашение, гарантирующее им безопасность, мир и порядок. Это взаимное самоограничение естественных прав называется общественным договором. «Общественный договор, – писал Т. Гоббс, – больше, чем согласие или единодушие. Это реальное единство, воплощенное в одном лице посредством соглашения, заключенного каждым человеком с каждым другим таким образом, как если бы каждый человек сказал каждому другому человеку: я уполномочиваю этого человека или это собрание лиц и передаю ему право управлять собой при условии, что ты таким же образом передашь ему твое право и будешь санкционировать все его действия»[45]. Результатом этого общественного договора является переход людей в искусственное состояние гражданства – народ (социум). Ограничивая свою естественную свободу, люди вместе с тем передают полномочия по поддержанию порядка и контроль за соблюдением договора единому лицу – отдельному человеку или собранию лиц. В этом и состоит сущность государства. Таким образом, «государство есть единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей, с тем чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их так, как сочтет необходимым для их мира и общей защиты»[46].

Следовательно, с точки зрения Т. Гоббса, люди объединяются, чтобы выйти из состояния «войны всех против всех», т. е. заключение общественного договора – вынужденная мера. «…Такого рода соглашение есть договор, при котором один получает благо жизни, другой должен получить взамен деньги или службу, и, следовательно, там, где нет другого закона (как это бывает в естественном состоянии), запрещающего выполнение подобного обязательства, такое соглашение имеет силу»[47].

Идеи естественного права и общественного договора были подхвачены и развиты английским философом-просветителем Джоном Локком (1632–1704). В работе «Два трактата о государственном правлении»[48] Дж. Локк выдвигал отличный от воззрений сторонников договорной теории взгляд на догосударственное (естественное) состояние человека, которое будет интерпретировано нами в рамках материалистической парадигмы. Если для Т. Гоббса естественное состояние – это фактически мир неограниченной личной свободы, переходящей в анархию, когда каждый «имеет право на все», а «человек человеку – волк», для Ж.-Ж. Руссо – всеобщее благоденствие или «золотой век», то для Дж. Локка основу естественного состояния составляет закон природы, которому оно подчиняется и который обязателен для каждого индивида. Этим законом является разум; он учит всех людей, «которые пожелают с ним считаться, что ни один из них не должен наносить ущерб жизни, свободе или собственности другого»[49]. Для сохранения своих прав, полученных от Бога или природы, люди вступают в соглашение с сувереном, в соответствии с которым в обмен на обещание править мудро передают ему часть своей естественной свободы (прав) и подчиняются ему. В результате такого общественного договора возникает государство, основная цель которого – соблюдение прав индивидов, охрана их собственности и жизни. При этом Дж. Локк обстоятельно развивал идею о том, что «объединение в единое политическое общество» может и должно происходить не иначе, как посредством «одного лишь согласия».

Стало быть, в догосударственном обществе «природная власть» была не способна защитить человека и гарантировать соблюдение его естественных прав. Поэтому чтобы создать в обществе нормальную жизнь и обеспечить естественные права, люди заключили между собой договор, своеобразное соглашение о создании государства (политического сообщества), передав ему как органу, представляющему их общие интересы, часть своих прав. Вместе с тем чтобы повысить вероятность того, что власть не будет ограничивать права граждан на жизнь, свободу и собственность, решено было разделить ее на законодательную, исполнительную и федеративную с целью предотвращения ее концентрации в одних руках и узурпации. Если государственная власть не выполняет своих обязанностей перед гражданами, то она становится незаконной, что дает индивидуумам право на сопротивление, ограниченное разумными пределами, ведущее не к устранению власти вообще, а к установлению прочного политического баланса и улучшению функционирования власти.

Более того, из всех форм коллективности лишь государство воплощает политическую власть, представляющую собой право во имя общественного блага принимать законы для обеспечения безопасности жизни, собственности и естественных прав. В установленном людьми общем законе, признанном с их общего согласия мерой добра и зла для разрешения всех коллизий, Дж. Локк усматривал первый конституирующий государство признак. Закон в подлинном смысле – это предписание, исходящее от гражданского общества в целом или от установленного людьми законодательного органа, который указывает разумному существу, каким должно быть его поведение, чтобы соответствовать его интересам и служить общему благу. Общеобязательность гражданского закона проистекает из того, что закон выражает волю общества при условии, что сами законодатели не нарушают законы природы.

Одним из главных представителей договорной теории происхождения государства в Новое время был также голландский философ-рационалист Бенедикт Спиноза (1632–1677). Основание заключения общественного договора он видел в противоречии между страстями и разумом людей. Иными словами, в соответствии с информационно-квантовыми основами права Б. Спиноза раскрывал деструктивное состояние отношений между саморазвивающимися информационными образованиями – «я»-протопаттерном и «я»-паттерном homo juridicus. «Если бы люди от природы так были созданы, что они ничего не желали бы, кроме того, на что им указывает истинный разум, – писал Б. Спиноза, – то общество, конечно, не нуждалось бы ни в каких законах»[50]. Вместе с тем каждый человек стремится к своей пользе, выгоде, «но большинство руководствуется своим мнением, увлечением, а не разумом»[51]. По этой причине, по мнению мыслителя, необходимы государство и законы.

Однако средством гармонизации двух «тонких» планов – «я»-реальности, формируемой юридическим паттерном, и «я»-действительности, конституируемой правовым протопаттерном, Б. Спиноза называл закон, который, с его точки зрения, предназначен для обуздания аффектов и дурных страстей. Помимо этого, в законе должен быть воплощен истинный разум, всегда направленный на общее благо. Чтобы закон был разумен, он должен быть принят большим собранием людей, в котором взаимопогашаются противоречивые аффекты, страсти и интересы. В результате общим остается только разумное начало. Следовательно, Б. Спиноза изучал свойства человеческой природы с целью организовать государство таким образом, чтобы оно действовало в соответствии с предписаниями здравого разума и общим благом.

По мнению ученого, специфика идеи общественного договора состоит в том, что он рассматривается как постоянно существующее отношение правового «я»-протопаттерна и юридического «я»-паттерна субъектов социума, представляющее собой своего рода равновесие сил, нарушение которого приводит к утрате между ними духовной связи, а значит, и к разложению нравственных основ общества. При этом важным аспектом заключения общественного договора является то, что каждый член этого соглашения переносит свое естественное право («мощь» права) не на другого, а на большую часть всего общества (государство), единицу которого он составляет. Иначе говоря, вступление людей в общественный договор означает достижение ими определенного квантового состояния правосознания, служащего фундаментом образования государства. В связи с этим можно утверждать что, государство представляет собой эмерджентную систему, созданную посредством взаимодействия ее подсистем «я»-индивидуумов, целью которого выступает поддержание правового гомеостаза, выражающегося в общении людей ради общего блага.

Не менее известным мыслителем был французский философ и писатель, создатель теории «естественного человека» Жан-Жак Руссо (1712–1778). Основные положения этой теории отражены в ст. 1, 2 и 6 Декларации прав человека 1789 г. Например, ст. 1 гласит: «Люди рождаются свободными. Они остаются свободными и равными в своих правах»[52]. В ст. 2 Декларации раскрывается понятие естественного права: «Целью всякого политического объединения является сохранение естественных и неизменных прав человека. Эти права суть право на свободу, собственность, безопасность и сопротивление подавлению»[53]. Более того, Ж.-Ж. Руссо предложил версию общественного договора, основанного на народном суверенитете. По его мнению, в связи с тем что государство возникает в результате общественного договора, верховная власть в нем должна принадлежать всему народу.

В отличие от Т. Гоббса, Ж.-Ж. Руссо не считал, что люди враждебны друг другу. С точки зрения материалистического подхода человек в понимании Ж.-Ж. Руссо изначально по своей природе добр, свободен и самодостаточен, который затем под воздействием общества портится, становится злым. Следовательно, необходим «общественный договор», сущность которого заключается в том, чтобы оградить «естественного человека» от дурного влияния общества путем передачи власти государству. При этом может передаваться исключительно власть, но не общая воля народа (народный суверенитет). Более того, законная власть возникает в результате добровольного соглашения свободных людей. На основе общественного договора образуется ассоциация равных и свободных людей, в которой «естественные» индивиды становятся «моральными», взяв на себя обязанность соблюдать законы, моральные понятия, и каждый, передавая в общее достояние свою личность, превращается в нераздельную часть целого[54]. Однако в общественном состоянии суверенной свободой обладает не человек, а государство, возникшее на основе добровольного соглашения. Люди пользуются свободой лишь как полноправные члены государства. Вместе с тем Ж.-Ж. Руссо понимал, что вернуться к утраченному раю «естественного состояния» невозможно и человек обречен жить в обществе, однако допускал, что народ имеет право не только изменить форму правления, но и вообще расторгнуть само общественное соглашение и возвратить себе естественную свободу.

Коллективное целое (общее «Я»), по мнению Ж.-Ж. Руссо, есть не что иное, как юридическое лицо. Раньше оно именовалось «гражданской общиной», позднее – «республикой, или политическим организмом». Члены этого политического организма называют его «Государством, когда он пассивен, Сувереном, когда он активен, Державой – при сопоставлении его с ему подобными»[55]. Более того, государство рассматривалось Ж.-Ж. Руссо как «условная личность», жизнь которой заключается в союзе ее членов. Главной заботой государства наряду с самосохранением должна быть забота о благе всего общества – народа. При этом огромную роль здесь играют законы, принимаемые или утверждаемые путем референдума самим народом и «рассматривающие» всех участников общественного договора как одно целое.

Отсюда следует, что в качестве обладателя верховной власти, выразителя и носителя общей воли политического организма (государства) может выступать согласно общественному договору единая и целостная личность – народ (суверен). Только «общая воля может управлять силами государства», причем не произвольно, а «в соответствии с целью его установления, каковая есть общее благо»[56].

Русский философ Александр Николаевич Радищев (1749–1802) свою договорную теорию происхождения государства конструировал на исходных положениях теории естественных прав человека. В рамках информационно-квантовой интерпретации договорной теории А. Н. Радищева государство является не результатом декогеренции суперпозиции квантовых состояний квазисистемы «общество» – Божественного Провидения, а следствием формирования «я»-паттернов homo juridicus народа. А посему цель государства, с точки зрения А. Н. Радищева, есть блаженство граждан, которое мгновенно и преходяще: «Блаженство гражданское в различных видах представиться может. Блаженно государство, говорят, если в нем царствует тишина и устройство. Блаженно кажется, когда нивы в нем не пустеют и во градех гордые воздымаются здании. Блаженно, называют его, когда далеко простирает власть оружия своего и властвует оно вне себя не токмо силою своею, но и словом своим над мнениями других. Но все сии блаженства можно назвать внешними, мгновенными, преходящими, частными и мысленными»[57].

По мере конструирования юридических паттернов «я» субъектов («я»-реальности) утрачивается энергийный контакт с «я»-протопаттерном («я»-действительностью), что приводит к появлению частной собственности, нарушающей равенство, которое имело место в естественном состоянии. А. Н. Радищев писал: «Как скоро сказал человек: сия пядь земли моя – он пригвоздил себя к земле и отверз путь зверообразному самовластию, когда человек повелевает человеком»[58]. Из сказанного вытекает, что причиной договорного учреждения государства в русле материалистического подхода является образование частной собственности, а в рамках информационно-квантового – конституирование «я»-паттернов индивидуумов общества, основу которых составляет замкнутый характер циркуляции энергии.

Заключив договор, субъект добровольно «поставил общую власть над частной и сделался гражданином», но при этом суверенитет остался за народом, который не мог бы согласиться на рабство, так как это было бы противоестественно[59]. Однако важно, что процесс фиксации ментальных правил поведения, сконституированных на уровне юридического «я»-паттернов индивидуумов социума, проводимый государством для формирования положительного законодательства, по мнению А. Н. Радищева, должен быть основан на естественном праве – «я»-протопаттерне (должен соответствовать другому плану правовой действительности общества – «я»-протопаттерну). Если закон не имеет основания в естественном праве, он не обладает юридической силой, так как основанием права является справедливость, а не сила.

Обобщая философские воззрения мыслителей договорной концепции, интерпретируемые в рамках информационно-квантового подхода, можно заключить, что государство представляет собой эмерджентную систему, основанную на взаимодействии ее подсистем homo juridicus общества: «Я»-квазипаттерна, «я»-протопаттерна и «я»-паттерна, целью которой выступает поддержание правового гомеостаза, выражающегося в формировании и защите правопорядка, базирующегося на принципах справедливости, равенства и свободы. Более того, в процессе становления государства как союза людей квантовая квазисистема «общество» может находиться одновременно в различных состояниях в качестве возможных ее проявлений: этноса, народа и нации. Иными словами, квазисистема «общество» пребывает в суперпозиции трех различных состояний правосознаний индивидуумов – правосознания этноса, народа и нации, которые на определенном этапе развития социума локализуются из нелокальной суперпозиции в процессе декогеренции.

С нашей точки зрения, результат декогеренции суперпозиции квантовых состояний квазисистемы «общество» фиксируется общественным договором, который отражает определенное качество правосознания социоисторического организма – этноса, народа или нации. На наш взгляд, процесс зарождения и становления общества в качестве государства охватывает четыре вида (формы) общественного договора.

Договор первого вида представляет собой чистое состояние правосознания людей, при наличии которого нелокальные корреляции между подсистемами индивидуумов обеспечивают их согласованное правовое поведение как единое целое. Этот договор нельзя назвать компенсирующим механизмом для homo conscious ввиду того, что «Я»-квазипаттерн является доминирующим аспектом бытия человека и отражает потенциальность всего того, что может быть. В индуизме эта ипостась бытия человека обозначается философским термином «сат» (санскр. सत्). Сат означает всепроникающее существование, которое бесформенно, безразмерно, вездесуще, не имеющий признаков и качеств аспект Вселенной. Иными словами, сат – это все непроявленное (высшее «Я»), а значит, непроявленный правовой аспект субъекта. Поэтому сат воспринимается как пустота Вселенной, выраженная единым бесформенным началом и обладающая свойствами самопроявления. Правовой «Я»-квазипаттерн человека можно «почувствовать» только тогда, когда он принимает форму «я»-протопаттерна – правового эйдоса или юридического «я»-паттерна.

Правовой квазипаттерн «Я» человека представляет собой самоорганизующееся нелинейное бытие, которому не присущ когнитивный аспект правообразования. Правовой квазипаттерн «Я» – это целостность, которая является источником конституирования всех форм правового бытия, однако не выступает в своем качестве ни одной из образованных ею форм. В связи с этим такую тонкоматериальную субстанцию называют чистым бытием «Я» (высшим «Я»): ее нельзя осмыслить, однако можно осознать посредством правового чувства. Правовое бытие, самоконституированное на уровне квазипаттерна «Я», именуется правовым чувством. При этом квазипаттерн «Я» отражает голографическую реальность бессознательной области, пребывающую в целостности и единстве, и не порождает когнитивных конструкций. Иными словами, уровень квазипаттерна «Я» представляет собой чистое квантоподобное состояние, в котором одновременно присутствует прошлый, настоящий и будущий опыт правовой жизни человека в качестве возможных проявлений в подсистемах «я» субъектов.

Итак, суперпозиционное состояние правового бытия высшего «Я» выражает более глубокий и всеобъемлющий уровень пассивно-активной реальности бессознательной области, которая может себя обнаруживать в активизированных подсистемах протопаттернов и паттернов системы «я» субъектов. Стороны данного договора тождественны сами себе, другими словами, являются сами собой, что определяет целостность и единство внутреннего мира человека, т. е. его гармоничное состояние.

Общественный договор второго вида выступает средством, компенсирующим дисгармоничное состояние правосознания субъектов, и закрепляет процесс формирования этноса как отношений между абсолютным «Я» и его эманацией – образом «я» (эйдосом) индивидуумов. Эйдос «я» выступает когнитивным аспектом homo juridicus и выражается в форме саморазвивающегося информационного образования – «я»-протопаттерна. Коммуникатирующие homo juridicus в результате квантового резонанса создают эмерджентную систему «этнос» («я»-протопаттерна), выражающую, по сути, локализованную форму общественного договора, а значит, и определенный правопорядок. Именно Дж. Локк описывал эту форму договора как состояние «полной свободы в отношении их (людей. – В. И.) действий и в отношении распоряжения своим имуществом и личностью»[60]. Это еще не состояние войны, а лишь ее возможность, предотвращение которой также требует заключения общественного договора.

Аналогичная идея высказывалась французским антропологом Т. де Шарденом: «Разумеется, в глубинах нашего существа мы все чувствуем груз или запас смутных сил, добрых или злых, своего рода определенный и неизменный „квант“, полученный раз и навсегда от прошлого. Но с не меньшей ясностью мы видим, что от более или менее искусного употребления нами этой энергии зависит последующее поступательное движение жизненной волны. Как можно в этом усомниться, если непосредственно на наших глазах эти силы по всем каналам „традиции“ необратимо накапливаются в самой высшей из форм жизни, доступных нашему опыту, я хочу сказать, в коллективной памяти и коллективном разуме человеческого биота?»[61] Более того, французский ученый относил «я»-протопаттерн (коллективную память и коллективный разум) к самой высшей из форм жизни, доступных нашему опыту.

Соглашение третьего вида закрепляет новое качество правосознания сообщества людей (индивидуумов) – народ. Неотъемлемыми свойствами квантового состояния правосознания народа являются, во-первых, юридический «я»-паттерн и, во-вторых, правовой эгрегор, выступающий дополнительным информационным каналом, определяющим миссию народа, его цель и задачи. Правовой эгрегор (мыслительная энергия, ментальные скопления) служит на этом этапе субсидиарным средством, компенсирующим постоянно увеличивающийся разрыв между высшим «Я» и народом. Ментальные накопления, генерируемые правосознаниями поколений народа (этноса), объединяются в однородные по своим качественным характеристикам энергоинформационные поля. Различные виды ментально-правовой энергии образуют и разные по своим качествам и эволюционному значению мысленные наслоения – деструктивные и позитивные правовые эгрегоры, которые запечатлеваются в различных планах бытия. Т. Гоббс такое деструктивное естественное состояние правосознания общества изложил в трактате «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского»[62]. Из сказанного вытекает, что эмерджентная система «народ» выступает следствием взаимодействий юридических «я»-паттернов субъектов на основе заключенного между ними общественного договора. Более того, такой договор возможно заключить только при условии сформированного этносом правового эгрегора, фундамент которого составляет вера в свою исключительную миссию (идеология).

Правовые конгломераты ментальной энергии, формирующиеся в течение тысячелетий, притягивают к себе аналогичные их свойствам мыслеизлучения, исходящие от все новых поколений индивидов. На определенном этапе развития правосознания общества ментальные скопления, присутствующие в тонкоматериальном пространстве, настолько увеличивают свой энергопотенциал, что начинают оказывать соответствующее воздействие на ход историко-культурного развития народа. Такое квантовое состояние правосознания народа, когда правовой резервуар пространственных мыслей не только оказывает воздействие на поведение индивидуумов социума, но и управляет им, называют нацией и относят к общественному договору четвертого вида. Вместе с тем фундаментом духовной жизни социума остается юридический «я»-паттерн.

Договор четвертого вида – это соглашение, где окончательно утрачиваются духовные контакты индивидуумов нации со своим высшим «Я». Нация живет как энергетически автономное от Космоса социальное образование, в котором люди имеют бессознательный (неосознанный) доступ к правовому эгрегору на основе созвучий их правосознания. Иными словами, настроенность правосознания субъектов нации в определенном ключе устанавливает соответствующее его созвучие с определенными пластами правового резервуара, что приводит к образованию того или иного правопорядка. Данный вид проявленного общественного договора заключается на уровне нации. Его особенность состоит в том, что определяющим элементом правопорядка выступает не сознание народа, а правовой эгрегор.

Исходя из изложенного, можно сделать следующие выводы.

1. В учебниках по теории государства и права по-разному определяются основания (критерии) происхождения государства, его сущность и соответствующие им научные подходы. В контексте информационно-квантового подхода к государству нами выделяются такие критерии, как правовой эгрегор и юридический паттерн (протопаттерн). На основании отмеченных факторов государства подразделяются на два вида – государство-народ и государство-нацию.

2. Несмотря на разнообразную палитру теорий возникновения государства в рамках классической и постклассической науки, все они разрабатывались на базе позитивистской методологии. В русле постнеклассического типа научной рациональности инструментом познания выступает информационно-квантовый подход.

3. Фундамент информационно-квантового дискурса составляет внутренняя конституция человека – юридический «я»-паттерн, правовые «я»-протопаттерн и «Я»-квазипаттерн, которые выступают базовыми характеристиками состояния правосознания этноса, народа и нации (социоисторические организмы).

4. Понятия «этнос», «народ» и «нация» – это квантовые системы, выступающие следствием разрушения суперпозиции состояний квазисистемы «общество» (высшего «Я»).

5. Конституирование правового «я»-протопаттерна у индивидуумов указывает на становление этноса как первого социоисторического организма; формирование юридического «я»-паттерна у субъектов говорит о появлении государствообразующего народа, а развитие правового эгрегора свидетельствует о зарождении нации как государства.

6. Преобразование системы «этнос» в систему «народ» и системы «народ» в систему «нация» сопровождается изменениями состояний правосознания индивидуумов, составляющих соответствующие социоисторические организмы. При этом локализация очередной квантовой системы предполагает, по нашему мнению, заключение нового общественного договора, «сторонами» которого являются высшее «Я» и самоорганизующиеся информационные образования – юридический «я»-паттерн и правовой «я»-протопаттерн, проявленные в результате декогеренции квазисистемы «общество».

7. Общественный договор как информационно-квантовый процесс возникновения государства предстает как вневременная категория социально-философского мышления, изначально имеющая трансцендентную природу. При этом понятие общественного договора исследуется не только как изолированная философская категория, но и как квантовые состояния правосознания социоисторического организма – этноса, народа и нации.

8. Общественный договор рассматривается как особого рода ментально-эмоциональный резонанс, имеющий место на уровне сознаний индивидуумов социоисторического организма – этноса, народа или нации. В результате такого резонанса устанавливается их относительно устойчивое квантовое состояние правосознания, конституируемое на базе юридического паттерна (правового протопаттерна) и являющееся основой формирования правопорядка, выраженного посредством естественного права и (или) юридических норм государствообразующего народа (нации).

9. Становление концепта общественного договора сопровождается конституированием трех саморазвивающихся информационных образований: правовых «Я»-квазипаттернов, «я»-протопаттернов и юридических «я»-паттернов. При этом энергоинформационный план квазисистемы высшего «Я» представляет собой потенциальное состояние непроявленных общественных договоров и отражает квазисистему «общество». Общественный договор есть квантовое состояние правосознания общества, при котором взаимоотношения людей достигают относительно определенного постоянного качества, проявляющегося посредством содержания правового мышления. На наш взгляд, можно констатировать, что за время существования человечества были заключены (локализованы) четыре вида общественных договоров, которые исследованы в трудах философов в рамках материалистического и информационно-квантового подходов.

 

[1] Теория государства и права: учеб. / под ред. А. С. Пиголкина. М., 2005. С. 133–135.

[2] Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. Спб., 1894. С. 240.

[3] Шершеневич Г. Ф. Общая теория права. М., 1911. С. 200.

[4] Гумплович Л. Общее учение о государстве. Спб., 1910. С. 36.

[5] Еллинек Г. Общее учение о государстве. Спб., 1908. С. 117–118.

[6] Гегель Г. В. Ф. Философия права. М., 1990. С. 279.

[7] Подробнее см.: Иванов Р. Л. О классификации научных подходов к понятию государства // Вестн. Омского ун-та. Сер. Право. 2015. № 1. С. 6–10.

[8] Ильин И. А. Собр. соч.: в 10 т. М., 1994. Т. 4. С. 111, 175–176.

[9] Тихомиров Л. А. Монархическая государственность. Спб, 1902. С. 31.

[10] Трубецкой Е. Н. Лекции по энциклопедии права. М., 1917. С. 22.

[11] Теория государства и права. С. 133–135. См. также: Cicero M. Tullius. De re publica. Bibliotheca Teubneriana (K. Ziegler). Lipsiae, 1958; Цицерон Марк Туллий. Диалоги. М., 1994.

[12] В современный глобализационный период развития государства институт территориальности государства постепенно сращивается с транслокальным пространством, в котором доминируют негосударственные акторы. В полной мере территориальностью описывается сегодня только военно-административная составляющая государства. Сфера экономики все более переходит в транслокальное пространство (см. например: Харкевич М. В. Специфика государства как актора современной мировой политики: автореф. дис… канд. полит. наук. М., 2010).

[13] Венгеров А. Б. Теория государства и права: учеб. для юрид. вузов. М., 2000.

[14] Теория государства и права. С. 133–135.

[15] Подробнее см.: Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права: учеб. М., 2004.

[16] Bono E. de. The Mechanism of Mind. N. Y., 1969.

[17] Локк Дж. Соч.: в 3 т. / ред. и сост., авт. примеч. А. Л. Субботин. М., 1988. Т. 3. С. 66–91.

[18] Wight C. Agents, Structures and International Relations. Cambridge, 2006.

[19] Hobson J. The State in International Relations. Cambridge, 2001.

[20] В научных трудах Дж. Ролза, Р. Дворкина, Дж. Бьюкенена нашли отражение основные черты общественного договора, такие как: 1) понимание общественного договора как явления принципиально неисторического и обладающего исключительно абстрактной реальностью; 2) деонтологическая интерпретация целей общественного договора в свете методологического индивидуализма; 3) отождествление процесса заключения общественного договора с реализацией социальной справедливости и в связи с этим 4) понимание общественного договора как абсолютного единогласия, без разделения на победившее большинство и проигравшее меньшинство (Пискунов В. В. Концепт общественного договора: классические и современные формы: автореф. дис ... канд. филос. наук. М., 2005).

[21] Марченко М. Н. Проблемы теории государства и права: учеб. М., 2015.

[22] Diels H., Kranz W. Die Fragmente der Vorsokratiker. 5 Aufl. 3 Bd. Berlin, 1934.

[23] Федотова О. А. Старшие софисты: от первых физиков к первым обществоведам // На пересечении наук. К истории междисциплинарных исследований в науке: межвуз. сб. науч. тр. СПб., 2005. С. 43.

[24] Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского. М., 2001.

[25] Локк Дж. Два трактата о государственном правлении // Локк Дж. Соч. в 3 т. Т. 3. С. 137–405.

[26] Спиноза Б. Богословско-политический трактат / пер. А. И. Рубин, Н. А. Иванцов. Харьков, 2001.

[27] Юм Д. О первоначальном договоре // Юм Д. Соч. в 2 т. М., 1996. Т. 2.

[28] Монтескье Ш. Л. О духе законов. М., 1999.

[29] Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре, или Принципы политического права // Руссо Ж.-Ж. Трактаты / пер. с фр. М., 1998.

[30] См., например: Семенов Ю. И. Философия истории (общая теория, основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней). М., 2003. С. 61–75; Ганиева М. Х. Этносоциология: учеб. пособие для студ. высших учеб. заведений. Ташкент, 2006; Крысько В. Г. Этническая психология: учеб. пособие для студ. высших учеб. заведений. М., 2002; Кончалин Т. Л., Подопригора С. Я., Яременко С. Н. Социология. Ростов н/Д, 2001.

[31] Иванский В. П. Информационно-квантовая концепция права: моногр.: в 3 кн. Кн. 1: Понятие когнитивно-квантовой модели правовой «я»-реальности в западной и восточной традициях права: от античности до Новейшего времени. М., 2015.

[32] Подробнее см.: Федотова О. А. Договорная теория возникновения государства и права (старшие софисты) // Вестн. Ленинградского гос. ун-та им. А. С. Пушкина. 2010. Т. 4. № 1. С. 210–216.

[33] Под эгрегором понимается «ментальный конденсат», порождаемый мыслями и эмоциями людей и обретающий самостоятельное бытие. По причине того что для выработки единых норм поведения требуется не только правовое общение людей, но и их устремленность к реализации правил должного, эгрегор временно обладает сконцентрированным волевым зарядом и эквивалентом сознательности. Он может войти в контакт с энергоинформационными образованиями тонких планов – «Я»-квазипаттерном, «я»-протопаттерном и «я»-паттерном – и таким образом создать свое довольно сильное пространство правопорядка – государство.

[34] Нерсесянц В. С. Философия права: учеб. для вузов. М., 1997. С. 422.

[35] Гроций Г. О праве войны и мира. Три книги, в которых объясняются естественное право и право народов, а также принципы публичного права. М., 1994. С. 52.

[36] Там же. С. 71.

[37] Подробнее см.: Козлихин И. Ю. Гуго Гроций // Правоведение. 1999. № 4. С. 263–271.

[38] Гроций Г. Указ. соч. С. 166.

[39] Там же. С. 74.

[40] Там же. С. 312.

[41] Гоббс Т. Соч.: в 2 т. М., 1988. Т. 1. С. 395.

[42] Гоббс Т. Соч.: в 2 т. М., 1991. T. 2.

[43] Подробнее см.: Касьянов В. В. Социология. Ростов н/Д., 2001. С. 19.

[44] Гоббс Т. Соч.: в 2 т. 1991. T. 2. С. 95.

[45] Гоббс Т. Избранные произведения: в 2 т. М., 1964. Т. 2. С. 127.

[46] Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского. 2001.

[47] Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Гоббс Т. Соч.: в 2 т. 1991. Т. 2. С. 98–109.

[48] Локк Дж. Два трактата о государственном правлении. С. 135–406.

[49] Там же. С. 264–265.

[50] Спиноза Б. Указ. соч.

[51] Подробнее см.: Лейст О. Э. История политических и правовых учений. М., 2000. С. 253–263.

[52] Хюбнер К. Нация: от забвения к возрождению. М., 2001. С. 106.

[53] Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре, или Принципы политического права // Руссо Ж.-Ж. Трактаты. М., 1969. С. 107.

[54] Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре, или Принципы политического права // Руссо Ж.-Ж. Трактаты. 1998. С. 151–256.

[55] Там же. С. 162

[56] Подробнее см.: Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре, или Принципы политического права // Руссо Ж.-Ж. Трактаты. 1998. С. 316.

[57] Радищев Α. Η. Соч. / вступ. ст., сост. и коммент. В. Западова. М., 1988. С. 115.

[58] Там же. С. 460–461.

[59] История политических и правовых учений: учеб. для вузов / под общ. ред. В. С. Нерсесянца. М., 2003.

[60] Локк Дж. Два трактата о государственном правлении. С. 263.

[61] Шарден Т. де. Феномен человека. М., 2002. С. 232.

[62] Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского. 2001.